September 15th, 2016

Sésamum Vulgaris

     Сергей пришел на работу  с опозданием. Уже третий раз за неделю. Менеджер недовольно косился в сторону сисадмина, но подходить и делать ему замечание явно не желал. Откровенно говоря, он немного побаивался Сергея, сам не зная почему. Сергей чаще вызывал у окружающих  чувство брезгливости: грузный, тяжелый, вечно небритый, с удлиненными, слегка засаленными волосами, прилипшими ко лбу,  и в несвежем джемпере. Небольшие глаза за очками почти всегда были уставлены в монитор, а если и обращали внимание на кого-то кроме, не выражали никаких особых эмоций. Кроме, наверное, одного единственного случая, того самого, когда старший менеджер имел "удовольствие" сделать Сергею замечание по поводу пятнадцатиминутного опоздания. В тот момент эти глаза выражали немую угрозу и чувство опасности. Было в них что-то даже нечеловеческое. Менеджер, почувствовав столь неприятный посыл, быстро ретировался к себе в кабинет. Теперь, когда Сергей опаздывал, он просто недовольно кашлял и поглядывал на сисадмина, но не говорил ему ни слова.
Да что такое опоздание в пятнадцать минут для такого добросовестного и нужного работника? - утешал себя менеждер, желая оправдать собственную робость и нежелание еще раз испытать на себе этот ледяной взгляд.
     Меж тем к Сергею и правда было сложно придраться к качеству выполняемой работы. Она давалась ему легко. Любая поставленная задача выполнялась им быстро и верно, его опоздания  никак не мешали работе. Ну разве что еще смущал беспорядок на компьютерном столе и под ним. Крошки от чипсов, пустые стаканчики и железные банки, обертки от шоколадок. Все это "украшало" рабочее место Сергея, что в общем весьма гармонировало с его неопрятным внешним видом. И еще вечно рассыпанные семена каких-то растений на полу. Они всегда лежали там, где оказывался Сергей: на полу вокруг компьютерного кресла, в лифте, на котором поднимался Сергей в свой офис, возле автомата с напитками, где он регулярно покупал газировку. Как будто он каждый день клал новые порции семян в карман, а на работе потихоньку высыпал их на пол. Уборщица, конечно,  всегда тихо материлась, наводя порядок в кабинете у Сергея. Вот же свинота!  - почти каждый день бормотала она, делая свою работу, добросовестно сметая в совок семечки с пола и выбрасывая очередную полную банок и бутылок мусорную корзину. И как в него лезет то столько?! Уж зад скоро в кресло не пройдет. Столько этой америкосовской пепси колы пить! и чипсов жрать! Подумать только. Свинота ей богу! - вот что думала о Сергее уборщица.
     И в самом деле, пил Сергей много, очень. Сладкую газировку, сладкий кофе и чай, иногда  полируя это дело чипсами и шоколадками. Но это на работе. А по возвращении  домой, его напитком становилось исключительно пиво. Много пива. Казалось он им питался как вполне полноценной пищей. Холодильник Сергея всегда был заполнен этит пенным напитком и не имел в себе никакой иной еды. Разве что чипсы и шоколадки валялись на столе презрительной кучкой. Именно из-за пристрастия Сергея к пиву, он стал опаздывать на работу. Подниматься с утра после 5-6 литров хмельного напитка не всегда было легко. Но меньше пить он не мог: какая-то неутолимая жажда все время терзала его.  Без обильного питья он прямо чах и вял на глазах. Будто даже сдувался. Сергей понимал, что пристрастился, но вредная привычка уже крепко впустила в него коготки. Он стал её рабом. Он скорее стремился домой, чтобы быстрее прильнуть к холодной жестяной банке, затем к следующей, и следующей. И теперь Сергей опасался, что эта вредная привычка выбьёт его из колеи,  будет мешать ему делать его работу. Его истинную работу. Ведь если он начнет плоховать, его заменят, пришлют другого. А его, Сегрея, вернее,Sésamum Vulgaris, отправят обратно, на его планету. На планету, где нет пива! Этого божественного хмельного питья, от которого так приятно расплывается нега по всему организму. В этой неге Сергей забывался, развалившись на диване и скинув тесную обувь. Он с блаженством вытягивал полные ноги и распотыривал кончики корней. В голове все вертелось и приятно шумело. Он представлял,  как пушистые шмели ползают по его лицу, шекоча цепкими лапками, как когда-то там, на Его Родине. Семечки опять посыпались из-под Сергея. Черт побери! Снова! - думал он, но ничего не мог поделать. Сергей был взрослым растением, готовым к размножению. И семена зрели и сыпались из него непроизвольно. Вот бы вечно леджать здесь и пить пивко! - думал Сергей. Но надо ходить в офис, где есть доступ к секретной информации, что требовалось ему добывать. А иначе привет родная грядка. А этого Сергей никак не хотел. Надо завести будильник на пол часа раньше, чтобы не опоздать - подумал Sésamum Vulgaris и открыл новую бакну пива. Глоток, второй. В ушах как будто послышалось приятное жужжание и улыбка расплылась по лицу.